?

Log in

Предыдущий пост | Следующий пост

Законодательство о поставках лекарств для льготников изменилось. Население переводится на потребление дешевых льготных лекарств индийского, китайского, а затем и российского производства. Из-за дешевых плохо очищенных лекарств тяжелые хронические больные стали быстрее умирать.

23 июля 2012 г. в Федеральный закон от 21.07.2005 № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» (далее – закон № 94-ФЗ) были внесены изменения. В частности, в ст. 10 закона № 94-ФЗ была введена ч. 2.2. В ней предусмотрены новые правила формирования заказчиками лотов при осуществлении закупок лекарств.

Статья с разбором этой поправки находится здесь

Если коротко то это значит, что население переводится на потребление дешевых льготных лекарств индийского, китайского, а затем и российского производства. К сожалению, тяжелые хронические больные от этого могут умереть.

Во многих регионах местные власти даже не стали дожидаться выхода нового закона в юридическое пространство и поспешили отчитаться о досрочном, прямо-таки стахановском усвоении материала. Результаты последовали незамедлительно.

Оля Лягина, 18 лет, умерла после лечения в калужской областной клинической больнице, где вместо назначенного московскими специалистами по муковисцидозу «Меронема» ей прокапали «Меропенабол». Олю из больницы выписали с ухудшением состояния. «Меропенабол» оказался токсичным для печени, что в итоге стало причиной стремительного развития терминального цирроза печени и появления полной невосприимчивости к лечению хронической инфекции легких антибиотиками. То же произошло с Яной Овчинниковой из Калуги с Сережей Скакевичем из Краснодара. Сережа писал «Вконтакте»: «Я не знаю, чем меня тут лечат, они не говорят, и состояние только хуже, я выписываюсь».

Перед этим новым годом восьмилетняя Ульяна Жерихова получила из средств регионального бюджета от легочной стафилококковой инфекции антибиотик «Фузидин» отечественного производства вместо назначаемого специалистами «Зивокса». В результате у нее стремительно развилась токсическая реакция организма на препарат, и девочка попала в реанимацию. Слава Богу, выжила. Но такие токсические реакции оставляют необратимые последствия в течении заболевания. И главное, за это никто отвечать не будет, потому что этот процесс отравления, даже если он и будет иметь летальный исход, по закону является не отравлением, а лечением, и потому не является судебным прецедентом.

В Федеральной антимонопольной службе России чиновники, разрабатывавшие эти поправки, объясняют такие урезания тем, что это способствует профилактике коррупции и выявлению отмывщиков и откатчиков госсредств. Я спросила в Фейсбуке одного из этих чиновников о том, каков же механизм этого выявления, и кого уже успели выявить. В ответ мне было сказано: ни к чему грузить вас технической стороной вопроса, а кого мы выявили, вам лучше не знать, у вас нервы не выдержат. На вопрос о том, что мне теперь сказать родителям тяжелобольных детей, поступил совет их успокоить, чтобы они не нервничали, сказать, что все будет хорошо. Также меня упрекнули в общественной несознательности и негосударственной местечковости мышления.

Да, мы не мыслим глобально, когда видим смерть. Критическая масса криков о помощи, обращенная к благотворительным фондам, практически достигнута.

Получается, что льготники с редкими тяжелыми заболеваниями должны пожертвовать собой во имя отечественной фарм-индустрии. Нам в благотворительный фонд постоянно пишут и звонят те, кто получил дженерики или другие варианты лечебных средств вместо назначенных врачом лекарств. Говорят о токсических реакциях на эти дженерики. Дженерики летят в помойку и ищутся денежные средства на покупку оригинальных базовых лекарств, которые ранее, в счастливые времена, выдавались бесплатно.

Это – неноменклатурная реальность. Что же в номенклатуре?

Цитирую статью по приведенной выше ссылке: «Важно! По мнению ФАС (Федеральная антимонопольная служба. – Примечание М.С.) России, лекарственные средства одного МНН (международного непатентованного наименования) по общему правилу, являются взаимозаменяемыми и эквивалентными друг другу, даже если они имеют различные показания к применению, форму выпуска, дозировку. Данная позиция отражена в разъяснительных письмах ФАС России, в ее решениях по рассмотрению жалоб на действия (бездействия) заказчика и в отдельных случаях в судебной практике…»

Иными словами, мы должны похоронить робкую надежду на то, что лечение нам будут назначать врачи. Его вам назначает и прописывает Федеральная антимонопольная служба России, не имеющая отношение к медицине, и потому, надо полагать, мыслящая более масштабно и без лишних сантиментов, руководствуясь средней температурой по больнице, дистанционно и превентивно. Согласно новой, разработанной ФАС поправке, закупки лекарств будут теперь производиться не по их торговой марке, а по МНН, в рамках урезанного бюджета.

Кстати, по поводу эквивалентности лекарств. Что это такое. Эквивалентность лекарств, объединенных одним МНН, оценивается в соответствии с тремя параметрами: фармацевтическая, биологическая и терапевтическая эквивалентность.

Фармацевтическая эквивалентность означает наличие одного действующего вещества в лекарствах одной и той же формы выпуска и одной и той же концентрации. Степень очистки от токсичных веществ и примесей здесь не учитывается.

Биоэквивалентность означает степень мобильности, доступности и усвоения активных веществ, что непосредственно влияет на их эффективность.

Терапевтическая эквивалентность – это эквивалентность ожидаемых от лечения результатов при условии наличия у сравниваемых лекарств двух предыдущих видов эквивалентности.

Причем, два последних вида эквивалентности определяются только в итоге клинических испытаний лекарств, имеющих фармацевтическую эквивалентность. В нашей стране клинические исследования на степень терапевтической эквивалентности дженериков (лекарств-заменителей) проводить, судя по всему, не принято, так как это дорого, что не может в итоге не отразиться серьезно на стоимости лекарств. Отсюда и их дешевизна.

И опять цитата из статьи о новой поправке к 94-ФЗ: «…особенность закупок лекарственных средств – установление преференций лекарственным средствам российского происхождения». Т.е. – патриотизм плюс заботливая экономия средств.

Резюмируя, что же можно сказать об эффективности отечественных лекарств? Возможно, российская фарма и встает с колен, но далеко не при условии повышения качества выпускаемой продукции и ее жесткого контроля, а при условии навязываемой искусственно созданной продаваемости. Ну, например, всем известные пресловутые «Арбидол», «Оциллококцинум» и ряд других, по меткому выражению медиков, «фуфломицинов» продолжают бойко и щедро рекламироваться в СМИ, практически как панацея несмотря на то, что клиническая эффективность их так и не доказана независимыми экспертами.

Что же делать и как выживать? Как спасаться?

Еще цитата из статьи: «Одно из условий для установления более жестких требований – наличие для отдельных пациентов официально зарегистрированного (в истории болезни, медицинской карте, заключениях специалистов и др.) противопоказания к приему определенного торгового наименования лекарственного средства» .

Государство оставило узкую лазейку. Тяжелобольным льготникам из самых разных точек большой страны предложено доказывать неэффективность и токсичность лекарственных заменителей на себе. Все это аккуратно фиксировать, сдавать в Росздравнадзор и ждать возвращения прав на то, что вам было назначено врачом. Главное, не умереть и успеть до того момента, когда все решат в индивидуальном порядке.

Но ничего иного не остается. Придется донести до каждого, кто хочет сражаться со своей болезнью или с болезнью близких, какие средства для этих сражений у них еще не отобраны. Завалить чиновников письмами, заказными, с уведомлением. Не просить, а требовать. Не ждать гипотетического доброго и сильного Бетмена, который прилетит и спасет. Не прилетит. Врачи за вас ничего доказывать и требовать не будут. Врачам запрещают даже писать в назначениях торговые марки препаратов: как говорят в ФАС, таким образом проводится профилактика лоббирования врачами определенного товара, потому чиновнику проще запретить сразу все и всем.

Но все же опыт особенно активных пациентов и родственников показывает, что добиться адекватных врачебных назначений в документах возможно, если действовать сообща с врачебным сообществом, последовательно доказывая необходимость применения именно тех лекарственных средств, которые были заявлены специалистами. Не хватает, конечно, юристов для того, чтобы учить взаимодействию пациентов и врачей в борьбе за правильные назначения. Но пациент юридически свободнее врача, и это необходимо осознать. У пациента для защиты своих прав возможностей больше, чем у врача для защиты прав пациента. И необходимо помнить о том, что врач – это, все-таки, не правозащитник, у него свои непростые функции.

Региональные пациентские организации способны сделать на своей территории много больше, чем всевозможные центральные организации и общественные рабочие группы при центральных ведомствах, которые почему-то расплодились в количестве, провоцирующем, прямо-таки, в большей степени, конкуренцию вместо результативной деятельности по защите конкретных прав конкретных нуждающихся. Поэтому организовываться нужно, и в первую очередь у себя дома, с земляками.

Вооружитесь. Вот здесь, например, расписаны подробные алгоритмы действий с целью отвоевания утраченного права на нужные льготные лекарства. Прошу извинить за то, что даю ссылку не на официальный источник, поскольку нигде на официальных ресурсах я этой информации не нашла. Государство е предлагает инструкций по преодолению препятствий, созданных поправками к закону. Мы должны догадаться сами. Эту инструкцию и анкету мы получили от юристов фонда «Подари жизнь».

А многие чиновники даже говорят прямо: идите в благотворительные фонды, они все дадут. Но фонды все здравоохранение на себе не потянут!

Сегодня Минздрав предложил рассматривать каждый случай обращения за помощью в благотворительные фонды с тем, чтобы принимать решения о возможности государственного финансирования в каждом таком случае. Благотворители уже были на беседе в министерстве и вынесли оттуда обнадеживающие тезисы, честно рассказав там, в свою очередь, что именно может препятствовать осуществлению таких идей. В частности это как раз та ситуация, когда врач назначает один препарат, а государство вместо него предлагает дженерик. Придется доказывать в каждом частном случае, что предлагаемый государством дженерик не имеет необходимой терапевтической эквивалентности. Работы много будет. Поэтому прошу пациентов и их родственников: помогите нам помогать вам.
Майа СОНИНА, БФ «Кислород»
Источник: Православный портал о благотворительности 

Comments

( 1 комментарий — Оставить комментарий )
bigdek
6 мар, 2013 09:53 (UTC)
Спасибо за статью! Правда во всей нашей фуфлофармацевтике есть большая маркетинговая составляющая. Кто лучше на конкурента наехал, сделал ему черный пиар и захватил государственное лобби - тот и наверху. В частности тот же уважаемый мной оциллококцинум - самое популярное во Франции лекарство от простуд прекрасно себя чувствует в Европе, а к нам только привозится, все производится там. И тут его встречает настоящая стена из проплаченных минздравом действительно фуфлолекарств...
( 1 комментарий — Оставить комментарий )