?

Log in

No account? Create an account

Почему молчат врачи?

Почему молчат врачи?

В последнее время, в личных разговорах, меня частенько спрашивают: А почему молчат Ваши коллеги? Казалось бы, кому как не врачам бить тревогу о реальном положении дел в медицине. Почему же они молчат? Попробуем разобраться.
Что нужно для того, чтобы устроиться на работу врачом? Трудовая книжка, паспорт, военный билет, куча справок – медкомиссия, психиатр, нарколог. Несколько фотографий. В некоторых случаях - санитарная книжка. Диплом об окончании медицинского ВУЗа, свидетельство об окончании ординатуры или интернатуры и… сертификат специалиста. Вот о последнем стоит рассказать подробнее.
Это такая красная книжица. В советское время сертификатов специалиста не было. Достаточно было диплома и свидетельства об окончании ординатуры. И была возможность сменить врачебное поприще. Был врач терапевт, захотел стать невропатологом. Нет вопросов. Пошел на курсы в ЦГОЛИУВ (институт усовершенствования врачей), переучился и стал невропатологом. Работал врачом на Скорой, устал, возраст подошел… Уволился и устроился участковым в поликлинику. Во время учебы в ординатуре также можно было работать участковым терапевтом или доктором Скорой. Так было в советское время. Теперь эту лавочку прикрыли. В конце 90-х годов появились сертификаты специалиста. С 2005 года сертификат специалиста – обязательный документ при приеме на работу.
Зачем же их ввели? Ради улучшения медицинской помощи гражданам? Чтобы избавить общество от некомпетентных врачей (общество, наверняка так и подумает)… Как бы не так!
После окончания института молодой доктор получает диплом. Но на момент получения диплома – он никто! Пустое место. Диплом медицинского ВУЗа в России права лечить не дает. Обязательно прохождение первичной специализации интернатуры или ординатуры. Оформляется доктор на «работу» в больницу, кладет туда трудовую книжку и два года работает. Бесплатно. Типа, учится. Сериал «Интерны» все смотрели? Получает стипендию. Я, лично, при прохождении ординатуры в 2002-2004 годах получал стипендию 1200 (одна тысяча двести) рублей в месяц. А на что же он живет? Как правило работает по совместительству фельдшером или медсестрой, если удосужился в свое время окончить медицинское училище и есть соответствующий диплом. Обычно продолжает работать там же, где работал в студенческие годы. Практически все студенты-медики где-то подрабатывают. Либо – крутится как может. Мне повезло - в те годы еще брали врачей-ординаторов совместителями на Скорую, на врачебную должность.
Окончил доктор ординатуру и получил свидетельство об окончании ординатуры и вожделенный сертификат специалиста. И, наконец-то, стал полноправным доктором. Устроился на работу! Закончились его мучения? Как бы не так! Он еще не знает, что ждет его в будущем…

Доктор попадает в рабство. Дело в том, что на работу могут взять только в строгом соответствии со специальностью, указанной в сертификате. Получил человек сертификат «врача Скорой Помощи» и будет работать только на Скорой. Участковым терапевтом или куда-нибудь в больницу его уже не возьмут – нужен сертификат по терапии, кардиологии, неврологии и т. п. Поссорился доктор с начальством – уволили. И все. Амба. Приплыли… Либо меняй место жительства, либо катайся на работу за тридевять земель, либо уходи из медицины – другой Станции Скорой поблизости нет.

Что же делать доктору? Сменить врачебную специальность? Как бы не так! Сменить специальность можно только через первичную специализацию – то есть повторное прохождение ординатуры или интернатуры по другой специальности. А вот тут кроется засада. Бесплатная ординатура дается только один раз – после окончания института. Повторное прохождение ординатуры – платное. Стоимость, в зависимости от специальности от двух до пяти тысяч долларов за год и более. А учиться два года. Выкладывай сразу сумму равную стоимости неплохого автомобиля, клади в ординатуру трудовую книжку и ходи два года на работу. По полной программе. Совершенно бесплатно (наоборот за «учебу» ты уже заплатил)… Что будешь кушать? Твои проблемы… На работу по совместительству устроиться очень не просто. Фельдшером или медсестрой уже не возьмут – пробьют по базе, что есть врачебный диплом – извините…  Для работы по совместительству нужен действующий сертификат.
Специальность можно сменить и через прохождение сертификационного цикла  – несколько месяцев с отрывом от производства. Естественно, на платной основе... Но смотря какую на какую. Терапевт, например, может найти сертификационный цикл и переучиться на кардиолога или невропатолога. Или хирург может переучиться из одной хирургической специализации на близкую к ней. Анестезиолог, например, может переучиться через цикл только на врача функциональной диагностики. Переучиться на терапевта, например – повторное прохождение ординатуры… Смешно? Как говорит пословица «анестезиолог – это умный терапевт». Не смешно…
А вот тут кроется еще одна засада… Думаете сертификат специалиста пожизненный? Как бы не так! Он действителен всего пять лет. А потом его надо подтверждать. Подтверждение сертификата – полгода учебы с отрывом от производства. Работодатель должен послать на учебу. А может и не послать, случайно или умышленно… И тогда доктор с просроченным сертификатом оказывается в абсолютном рабстве. Работает, вроде не увольняют… Чуть возник – сертификат просрочен – пинком под .... И никуда не устроишься, пока сертификат не подтвердишь… Слава Б-гу, что у меня пока сертификат действующий…
Уволили доктора с просроченным сертификатом. Что дальше? А вот тут кроется еще одна засада…
Из чего состоит зарплата медика? Из оклада, надбавок за вредности и за СТАЖ работы. Проценты капают и увеличиваются за три года, пять лет, семь лет, десять лет. Не работал больше месяца – например учился за свой счет,  подтверждал сертификат. Трудовая книжка нигде не лежала. И стаж – СГОРЕЛ. Никого не будет волновать, что проработал по своей специальности двадцать лет. Устроишься на работу и будешь получать как молодой специалист после ординатуры. Стаж также сгорает если уходил из государственной в коммерческую медицину. Работал доктор двадцать лет на Скорой, поссорился с начальством. Уволился. Проработал полгода на коммерческой Скорой. Сменилось начальство – решил вернуться на государственную 03. Стаж сгорел. Двадцати годов «колесных» не было. Будет получать зарплату как молодой специалист. Повторное прохождение ординатуры – стаж также может быть потерян…
Есть еще такая вещь, как «категория». В зависимости от стажа работы и благоволения начальства можно написать работу «на категорию». Квалификационные категории бывают вторая, первая и высшая. Что дает категория? Очень крупную прибавку к зарплате. Например, как пишут в СМИ, врач Московской Скорой может получать около ста тысяч рублей в месяц. Может. Со стажем больше десяти лет, работая на бригаде реанимационного профиля и с высшей категорией. Без категории будет получать около пятидесяти тысяч. Молодой – без стажа и категории – около тридцати. Категория действительна пять лет. Потом ее нужно подтверждать. За «плохое поведение» - жалобы, выговор – категории можно лишить или не дать возможности подтвердить. «Категорию срезать».  Кто захочет «рыпаться»? Молодые специалисты в жизни понимают мало. Врачам со стажем, опытом и категориями – есть что терять.
Именно поэтому врачи молчат и будут молчать. Что бы не происходило. Будут шарахаться от журналистов… Обет молчания.

А как же фельдшера и медсестры? А у них то же самое. Сертификат специалиста, только фельдшерский или сестринский, категории, стаж… Система та же.

А как увольняют в медицине? Если чисто. Без скандалов и подстав. Казалось бы – работай строго по инструкции, образцово выполняй свои обязанности и все будет хорошо… Как бы не так! Каждый медик заполняет огромный объем различной документации. Все, кто имел дело с врачами, видели – врачи постоянно что-то пишут. В том то все и дело. Что к любой документации можно придраться. Многие приказы и инструкции в минздраве хитрым образом противоречат друг другу. Можно взять любую историю болезни, карту вызова Скорой, карточку в поликлинике и найти «грубые недостатки в лечебной работе и оформлении медицинской документации». И объявить выговор. Несколько выговоров подряд – и увольнение по статье «за служебное несоответствие». Или ультиматум – по собственному или по статье. Пример из жизни – нашумевшая несколько лет назад история. Заведующий подстанцией Скорой Помощи, Заслуженный врач Российской Федерации, более пятнадцати лет руководил подстанцией. Не желал уходить на пенсию и освобождать место для молодого протеже нового главного врача. Приехала комиссия с проверкой, за неделю объявили четыре выговора и выкинули по статье. Кто работал на Московской Скорой – знает эту историю…

Вот так устроена тайная сторона медицины. Понятно, почему молчат врачи? Кому не понятно – читай текст сначала.

P.S. А когда-то профессия врача – была «свободной» профессией…

Дмитрий Савченко

Источник: Медицинский портал Приморского края
Законодательство о поставках лекарств для льготников изменилось. Население переводится на потребление дешевых льготных лекарств индийского, китайского, а затем и российского производства. Из-за дешевых плохо очищенных лекарств тяжелые хронические больные стали быстрее умирать.

23 июля 2012 г. в Федеральный закон от 21.07.2005 № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» (далее – закон № 94-ФЗ) были внесены изменения. В частности, в ст. 10 закона № 94-ФЗ была введена ч. 2.2. В ней предусмотрены новые правила формирования заказчиками лотов при осуществлении закупок лекарств.

Статья с разбором этой поправки находится здесь

Если коротко то это значит, что население переводится на потребление дешевых льготных лекарств индийского, китайского, а затем и российского производства. К сожалению, тяжелые хронические больные от этого могут умереть.

Во многих регионах местные власти даже не стали дожидаться выхода нового закона в юридическое пространство и поспешили отчитаться о досрочном, прямо-таки стахановском усвоении материала. Результаты последовали незамедлительно.

Оля Лягина, 18 лет, умерла после лечения в калужской областной клинической больнице, где вместо назначенного московскими специалистами по муковисцидозу «Меронема» ей прокапали «Меропенабол». Олю из больницы выписали с ухудшением состояния. «Меропенабол» оказался токсичным для печени, что в итоге стало причиной стремительного развития терминального цирроза печени и появления полной невосприимчивости к лечению хронической инфекции легких антибиотиками. То же произошло с Яной Овчинниковой из Калуги с Сережей Скакевичем из Краснодара. Сережа писал «Вконтакте»: «Я не знаю, чем меня тут лечат, они не говорят, и состояние только хуже, я выписываюсь».

Перед этим новым годом восьмилетняя Ульяна Жерихова получила из средств регионального бюджета от легочной стафилококковой инфекции антибиотик «Фузидин» отечественного производства вместо назначаемого специалистами «Зивокса». В результате у нее стремительно развилась токсическая реакция организма на препарат, и девочка попала в реанимацию. Слава Богу, выжила. Но такие токсические реакции оставляют необратимые последствия в течении заболевания. И главное, за это никто отвечать не будет, потому что этот процесс отравления, даже если он и будет иметь летальный исход, по закону является не отравлением, а лечением, и потому не является судебным прецедентом.

В Федеральной антимонопольной службе России чиновники, разрабатывавшие эти поправки, объясняют такие урезания тем, что это способствует профилактике коррупции и выявлению отмывщиков и откатчиков госсредств. Я спросила в Фейсбуке одного из этих чиновников о том, каков же механизм этого выявления, и кого уже успели выявить. В ответ мне было сказано: ни к чему грузить вас технической стороной вопроса, а кого мы выявили, вам лучше не знать, у вас нервы не выдержат. На вопрос о том, что мне теперь сказать родителям тяжелобольных детей, поступил совет их успокоить, чтобы они не нервничали, сказать, что все будет хорошо. Также меня упрекнули в общественной несознательности и негосударственной местечковости мышления.

Да, мы не мыслим глобально, когда видим смерть. Критическая масса криков о помощи, обращенная к благотворительным фондам, практически достигнута.

Получается, что льготники с редкими тяжелыми заболеваниями должны пожертвовать собой во имя отечественной фарм-индустрии. Нам в благотворительный фонд постоянно пишут и звонят те, кто получил дженерики или другие варианты лечебных средств вместо назначенных врачом лекарств. Говорят о токсических реакциях на эти дженерики. Дженерики летят в помойку и ищутся денежные средства на покупку оригинальных базовых лекарств, которые ранее, в счастливые времена, выдавались бесплатно.

Это – неноменклатурная реальность. Что же в номенклатуре?

Цитирую статью по приведенной выше ссылке: «Важно! По мнению ФАС (Федеральная антимонопольная служба. – Примечание М.С.) России, лекарственные средства одного МНН (международного непатентованного наименования) по общему правилу, являются взаимозаменяемыми и эквивалентными друг другу, даже если они имеют различные показания к применению, форму выпуска, дозировку. Данная позиция отражена в разъяснительных письмах ФАС России, в ее решениях по рассмотрению жалоб на действия (бездействия) заказчика и в отдельных случаях в судебной практике…»

Иными словами, мы должны похоронить робкую надежду на то, что лечение нам будут назначать врачи. Его вам назначает и прописывает Федеральная антимонопольная служба России, не имеющая отношение к медицине, и потому, надо полагать, мыслящая более масштабно и без лишних сантиментов, руководствуясь средней температурой по больнице, дистанционно и превентивно. Согласно новой, разработанной ФАС поправке, закупки лекарств будут теперь производиться не по их торговой марке, а по МНН, в рамках урезанного бюджета.

Кстати, по поводу эквивалентности лекарств. Что это такое. Эквивалентность лекарств, объединенных одним МНН, оценивается в соответствии с тремя параметрами: фармацевтическая, биологическая и терапевтическая эквивалентность.

Фармацевтическая эквивалентность означает наличие одного действующего вещества в лекарствах одной и той же формы выпуска и одной и той же концентрации. Степень очистки от токсичных веществ и примесей здесь не учитывается.

Биоэквивалентность означает степень мобильности, доступности и усвоения активных веществ, что непосредственно влияет на их эффективность.

Терапевтическая эквивалентность – это эквивалентность ожидаемых от лечения результатов при условии наличия у сравниваемых лекарств двух предыдущих видов эквивалентности.

Причем, два последних вида эквивалентности определяются только в итоге клинических испытаний лекарств, имеющих фармацевтическую эквивалентность. В нашей стране клинические исследования на степень терапевтической эквивалентности дженериков (лекарств-заменителей) проводить, судя по всему, не принято, так как это дорого, что не может в итоге не отразиться серьезно на стоимости лекарств. Отсюда и их дешевизна.

И опять цитата из статьи о новой поправке к 94-ФЗ: «…особенность закупок лекарственных средств – установление преференций лекарственным средствам российского происхождения». Т.е. – патриотизм плюс заботливая экономия средств.

Резюмируя, что же можно сказать об эффективности отечественных лекарств? Возможно, российская фарма и встает с колен, но далеко не при условии повышения качества выпускаемой продукции и ее жесткого контроля, а при условии навязываемой искусственно созданной продаваемости. Ну, например, всем известные пресловутые «Арбидол», «Оциллококцинум» и ряд других, по меткому выражению медиков, «фуфломицинов» продолжают бойко и щедро рекламироваться в СМИ, практически как панацея несмотря на то, что клиническая эффективность их так и не доказана независимыми экспертами.

Что же делать и как выживать? Как спасаться?

Еще цитата из статьи: «Одно из условий для установления более жестких требований – наличие для отдельных пациентов официально зарегистрированного (в истории болезни, медицинской карте, заключениях специалистов и др.) противопоказания к приему определенного торгового наименования лекарственного средства» .

Государство оставило узкую лазейку. Тяжелобольным льготникам из самых разных точек большой страны предложено доказывать неэффективность и токсичность лекарственных заменителей на себе. Все это аккуратно фиксировать, сдавать в Росздравнадзор и ждать возвращения прав на то, что вам было назначено врачом. Главное, не умереть и успеть до того момента, когда все решат в индивидуальном порядке.

Но ничего иного не остается. Придется донести до каждого, кто хочет сражаться со своей болезнью или с болезнью близких, какие средства для этих сражений у них еще не отобраны. Завалить чиновников письмами, заказными, с уведомлением. Не просить, а требовать. Не ждать гипотетического доброго и сильного Бетмена, который прилетит и спасет. Не прилетит. Врачи за вас ничего доказывать и требовать не будут. Врачам запрещают даже писать в назначениях торговые марки препаратов: как говорят в ФАС, таким образом проводится профилактика лоббирования врачами определенного товара, потому чиновнику проще запретить сразу все и всем.

Но все же опыт особенно активных пациентов и родственников показывает, что добиться адекватных врачебных назначений в документах возможно, если действовать сообща с врачебным сообществом, последовательно доказывая необходимость применения именно тех лекарственных средств, которые были заявлены специалистами. Не хватает, конечно, юристов для того, чтобы учить взаимодействию пациентов и врачей в борьбе за правильные назначения. Но пациент юридически свободнее врача, и это необходимо осознать. У пациента для защиты своих прав возможностей больше, чем у врача для защиты прав пациента. И необходимо помнить о том, что врач – это, все-таки, не правозащитник, у него свои непростые функции.

Региональные пациентские организации способны сделать на своей территории много больше, чем всевозможные центральные организации и общественные рабочие группы при центральных ведомствах, которые почему-то расплодились в количестве, провоцирующем, прямо-таки, в большей степени, конкуренцию вместо результативной деятельности по защите конкретных прав конкретных нуждающихся. Поэтому организовываться нужно, и в первую очередь у себя дома, с земляками.

Вооружитесь. Вот здесь, например, расписаны подробные алгоритмы действий с целью отвоевания утраченного права на нужные льготные лекарства. Прошу извинить за то, что даю ссылку не на официальный источник, поскольку нигде на официальных ресурсах я этой информации не нашла. Государство е предлагает инструкций по преодолению препятствий, созданных поправками к закону. Мы должны догадаться сами. Эту инструкцию и анкету мы получили от юристов фонда «Подари жизнь».

А многие чиновники даже говорят прямо: идите в благотворительные фонды, они все дадут. Но фонды все здравоохранение на себе не потянут!

Сегодня Минздрав предложил рассматривать каждый случай обращения за помощью в благотворительные фонды с тем, чтобы принимать решения о возможности государственного финансирования в каждом таком случае. Благотворители уже были на беседе в министерстве и вынесли оттуда обнадеживающие тезисы, честно рассказав там, в свою очередь, что именно может препятствовать осуществлению таких идей. В частности это как раз та ситуация, когда врач назначает один препарат, а государство вместо него предлагает дженерик. Придется доказывать в каждом частном случае, что предлагаемый государством дженерик не имеет необходимой терапевтической эквивалентности. Работы много будет. Поэтому прошу пациентов и их родственников: помогите нам помогать вам.
Майа СОНИНА, БФ «Кислород»
Источник: Православный портал о благотворительности 

[reposted post] Онкобольные дети мешают судьям?

Оригинал взят у fondpr в Онкобольные дети мешают судьям?

Друзья, помогите распространить эту информацию и максимально озвучить сложившуюся чудовищную ситуацию. 31 ГБ в Питере действительно уникальна, особенно детское онкоотделение. Его и Маргариту Борисовну Белогурову мы знаем давно. Его закрытие лишит шанса на лечение и выздоровление не десятки и даже не сотни, а тысячи больных раком детей, которые едут сюда со всей России, а также Украины и других стран ближнего зарубежья.

Фото Марины Бойцовой

Уникальное отделение онкогематологии и еще ряд отделений петербургской горбольницы №31 в ближайшее время могут прекратить свое существование. Больных раком детей и ветеранов войны "расформируют" ради удобства судей Верховного и Высшего арбитражного судов.

Родители онкобольных детей, а также малышей с различными кардиологическими заболеваниями, ветераны Великой Отечественной, инвалиды-блокадники, тяжелейшие больные рассеянным склерозом и пациенты Центра трансплантации почки готовы решительно на любые меры, чтобы дать своим близким и родным шанс выжить. Но самое чудовищное, что этот шанс на спасение у людей отбирает не болезнь, и даже не традиционная для России нехватка средств на лечение, а судьи. Причем судьи самого высшего ранга. По слухам, Горбольницу №31 планируется расформировать ради нужд судей Верховного и Высшего арбитражного судов — на элитных территориях Крестовского острова хотят разместить учреждения их — судей — медицинского обеспечения.


Фото Марины Бойцовой

"Мы, родители детей, находящихся на лечении в отделении детской онкологии и гематологии больницы №31 в Санкт-Петербурге, обращаемся к за помощью… Решением Управления делами президента больницу собираются закрыть. При этом судьбами больных никто не обеспокоен. Очевидно, предполагается, что больные сами о себе позаботятся и получат места в других лечебных учреждениях Петербурга. Или Москвы. Тогда как известно, что получить место всегда не просто, а наше лечение нельзя прерывать ни на один день, — пишут в своем письме президенту Владимиру Путину родители больных детишек. — В настоящее время на лечении находятся 40 человек, из них на интенсивной терапии 25. С рядом диагнозов до Москвы можно не доехать. А получить адекватное лечение в прочих больницах Санкт-Петербурга не всегда возможно".

Впрочем строки даже такого отчаянного, пропитанного болью письма не в силах описать то, что на самом деле чувствуют несчастные люди, оказавшиеся в дважды чудовищной ситуации.


[Читать дальше]
"Мы находимся здесь на лечении с середины сентября, — рассказывает корреспонденту "Росбалта" Галина Петрова, бабушка 13-летней Ксении, у которой страшный диагноз — медуллобластома головного мозга. — Нашей девочке здесь сделана операция, предстоит сложное лечение, и только здесь сложилось то, чего нельзя найти больше нигде: здесь уникальный коллектив врачей-профессионалов высочайшего класса, новейшее оборудование, операционные настоящего космического уровня. Здесь ребенок "ведется" с первых минут поступления и до выздоровления, процент которого благодаря усилиям медиков достигает 80%. Но нам нельзя прерывать лечение ни на день и менять его на другое, иначе это грозит гибелью. И больше нигде ничего подобного нам предложить не могут".
Фото Марины Бойцовой

Галина Петрова


Дело в том, что только в 31-й больнице лечат любую детскую онкологию и многие виды взрослых онкозаболеваний, причем сюда едут и петербуржцы, и жители Северо-Запада. Это стало возможным не только благодаря самоотверженности и опыту удивительных докторов, но и стараниям благотворительных организаций и отдельных бизнесменов, которые на собственные средства помогают лечить и даже развлекать больных детей.

"Мы требуем оставить больницу людям, а не чиновникам! — еле сдерживаются блокадница Нонна Кравченко и ветеран Великой Отечественной Александр Тупицын. — Мы сюда специально приезжаем из других районов Петербурга, потому что только здесь нам могут оказать всю необходимую помощь, не гоняя по поликлиникам и кабинетам. В своем районе мы стояли в очереди на МРТ почти 5 месяцев, а здесь все сделано по уму, здесь прекрасные доктора и техника, о которой мы раньше даже не слышали!".


Фото Марины Бойцовой

Александр Тупицын



Казус судьбы: недавно в больницу было поставлено дорогостоящее оборудование, приобретенное после ряда благотворительных концертов с участием зарубежных артистов, на которых был замечен и Владимир Путин. И вот теперь — вольно или невольно — стараниями его подчиненных у больных это все и отбирают.

"Если что-то отбираете — дайте взамен что-то другое, но не когда-нибудь, а сейчас. Наши дети и старики ждать не могут, — говорит Олег Костин, папа 14-летнего Кирилла, у которого лимфобластный лейкоз. — Здесь у нас появилась надежда. Я считаю, что чиновники могут лечиться где угодно, и даже пару остановок на служебном авто проехать. А наши дети этого, увы, уже не могут".


Фото Марины Бойцовой

Семья Костиных



Впрочем сам персонал больницы старается быть максимально сдержанным в комментариях. Медики говорят, что пока окончательного решения не принято, и надеются на то, что здравый смысл восторжествует, и больных все-таки не выгонят на улицу.

"Мы надеемся на взвешенное и продуманное решение властей. И на то, что нашу больницу оставят в покое", — говорит заведующая детским онкологическим отделением больницы, доктор медицинских наук, профессор Маргарита Белогурова. На предоставленной "Росбалту" фотографии она сидит за одним столом с президентом России — как раз после этого благотворительного мероприятия онкобольные детишки смогли получить то самое спецоборудование, которое врачи и общественность буквально "выбивали" у чиновников и коммерсантов.


Фото предоставлено ДГБ №31

По словам врача, 31-я больница — это единственное учреждение на Северо-Западе, где созданы все условия для лечения онкологических заболеваний не только у детей, но и у взрослых. И даже обычное "переформатирование" учреждения грозит обернуться катастрофой.


Фото Марины Бойцовой

Маргарита Белогурова



"Поймите, ведь речь идет не о простом механическом переносе коек. Нужно переводить и все высокотехнологичное оборудование, персонал. Может быть, детей и "разберут" по другим больницам, взрослых тоже раскидают. Но невозможно раскидать высокие технологии. Получится, что всю нашу с трудом созданную за два десятка лет сложнейшую инфраструктуру надо умножать на два", — говорит детский врач.

Пациенты и врачи в один голос говорят, что все-таки надеются на здравый смысл властей, которые услышат их голоса. Однако пока журналистам поступает информация, увы, прямо противоположная.

"… Продолжить работу по формированию концепции размещения Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ в городе Санкт-Петербурге… Министерству здравоохранения России совместно с администрацией Санкт-Петербурга в 2-недельный срок предложить варианты перебазирования больничного оборудования и изменения места работы медицинского персонала...", — черным по белому написано в имеющемся в распоряжении "Росбалта" документе — протоколе заседания межведомственной рабочей группы по обеспечению переезда Верховного Суда и Высшего Арбитражного суда за подписью управделами президента и председателя вышеназванной комиссии Владимира Кожина.

Любопытно, что этот документ датирован 13 декабря 2012 года. Напомним, предоставленный москвичами срок — две недели. И вот единственный имеющийся на сегодняшний день официальный документ со стороны Смольного:

"Представить информацию о возможности перебазирования отделений и служб СПб ГУЗ "Городская клиническая больница №31" в медицинские учреждения города … включая штатную инфраструктуру, финансово-экономическую составляющую по демонтажу, переносу и пуско-наладке медицинского оборудования...". Срок исполнения — 11 января 2013 года. И на данный момент других официальных комментариев нет.


Фото Марины Бойцовой

В кулуарах городские медицинские чиновники сами говорят о маразме ситуации. По их словам, это то же самое, как положить больного на жизнеспасающую операцию, начать ее, а потом взять и заменить операцию клизмой. Не скрывают они и того, каких гигантских средств из бюджета потребуют эти переезды-демонтажи, ведь новым "хозяевам", простите, западло будет лечиться там же, где лежали "простые смертные". Но самое главное: во имя чего это делается?

"У нас отобрали весь город, теперь отбирают последнее — надежду! — говорят родители детей, больных раком. — Нас убивают только ради того, чтобы какому-нибудь чиновнику или судье было удобно. Не хочется думать, какую смертность получит Петербург по болезням, которые сейчас здесь могут быть излечимы".

Впрочем, как говорят врачи и онкобольные, надежда умирает последней. И лучше них этого никто не понимает.


Источник 


Оригинал взят у doktorbel в Эволюция причин смерти за последние сто лет

Характер заболеваний и их распространенность значительно изменились за последние сто лет. Одни болезни появились недавно, другие исчезли или перешли в разряд излечимых. Чтобы понять структуру этих изменений, историки медицины Дэвид Джонс (David Jones), Скотт Подольски (Scott Podolsky) и Джереми Грин (Jeremy Greene) провели исследование и выяснили, от каких болезней умирали в 1900 и в 2010 году. Результаты их работы опубликованы в The New England Journal of Medicine, информация о диаграмме доступна в сообществе "Мнения о здравоохранении" социальной сети Facebook.

Десять самых распространенных причин смертности в 1900 и 2010 году. Диаграмма авторов исследования.
Десять самых распространенных причин смертности в 1900 и 2010 году. Диаграмма авторов исследования.
Источник: medportal.ru

Автор обращения к президенту Путину, кардиохируг Челябинской первой областной больницы Владимир Приходько получил приказ о ликвидации своего отделения. Ему предложили поработать...санитаром.

То, о чем предупреждали президента и общественность специалисты кардиохирургического отделения ГКБ №1 в июне 2012 года, чиновники от медицины все-таки исхитрились сделать. Хотя в момент скандала всячески лгали, уверяя, что никто отделение закрывать не собирается.

Напомним, в письме Путину кардиохирурги писали...
"...оказание экстренной и неотложной медицинской помощи сворачивается. В течение года нам искусственно сократили более чем в два раза поток пациентов и количество операций. Уже закрыто специализированное отделение кардиоанестезии и реанимации. Прекратило свою деятельность отделение хирургического лечения сложных нарушений ритма сердца. Возникли проблемы из-за отсутствия расходных материалов, прекращен постоянный поликлинический прием".

Сегодня об этом сообщил в своем блоге политолог Александр Подопригора.

-Травили врачей, авторов письма Путину, чиновники уже давно, а сегодня профессор, кардиохирург Владимир Приходько получил приказ о ликвидации своего отделения посредством его слияния с другим. Также заслуженному врачу РФ, доктору медицинских наук Приходько предложили для трудоустройства на выбор три ставки санитара. Это уже не лезет ни в какие ворота, будет большой скандал.

Кстати, именно главврач первой областной больницы господин Бавыкин, ликвидировавший по указке из Миздрава Челябинской области отделение экстренной и неотложной кардиохирургической помощи под руководством Приходько, был автором рассматривавшегося сегодня в областном суде прошения об освобождении из под стражи, "ввиду плохого здоровья", своего коллеги Михаила Шуховцева, главврача четвертой областной больницы, задержанного на днях ФСБ по коррупционному делу вместе с министром Тесленко. Хотя Шуховцев в первой больнице никогда не наблюдался.

В прошении отказали. Но изготовление таких справочек господину Бавыкину пора поставить на поток. Мало ли, пригодится.

Источник: http://www.newsland.ru/news/detail/id/1071917/

Лекарства и услуги врачей дорожают с каждым днем. И перспектив изменения к лучшему не видно.
Вот интересно, много ли найдется желающих поработать, за столь скромное жалование?
Фабричный уборщик Чао Вэнь Чэн попал в список 48 азиатских героев-филантропов, составленный журналом Forbes. По ночам он собирает мусор на помойке и жертвует десятки тысяч долларов на благотворительность, пишет сайт Милосердие.RU со ссылкой на Focus Taiwan.

135 тысяч американских долларов – сумма, не поражающая воображение. Впрочем, как посмотреть. Те 135 тысяч, которые отдал на благотворительные цели 68-летний Чао Вэнь Чэн, фабричный уборщик из города Тайчжун на Тайване, кажутся настоящей фантастикой. Ведь добывает он их… в основном, на помойке.

Чао вырос в нищете в семье из восьми человек, а когда стал старше, поклялся помогать нуждающимся детям. В 35 лет, сам став отцом пятерых детей, он начал выполнять свое обещание. Львиную долю скромной (меньше $ 670) зарплаты уборщика на металлообрабатывающей фабрике Та-Йи он стал отдавать на благотворительность. Чао направлял средства в детские дома, Тайваньский Фонд семьи и детей ( Taiwan Fund for Children & Families), фонд World Vision Taiwan и Tzu Chi Foundation.

Чао говорит, что помогает ближним не бахвальства ради, ему просто больно смотреть на людей, прозябающих в нищете. «Я никогда не устаю от работы. 3абота о других успокаивает меня, - говорит он. - Все, что мне нужно взамен - чтобы дети, которым я помогаю, росли и учились в нормальных условиях».

Жена Чао, с которой они прожили 43 года, горячо поддерживает своего мужа. «Нам не нужно много денег, - говорит Си Мэй Юй. – Моему старшему ребенку 40 лет, и один из наших детей учитель. Живем мы скромно, нам хватает денег на других. Мой муж счастлив, о чем еще мечтать?»
Среди других жителей острова, попавших в список, основатель Evergreen Group Чан Юн Фа, председатель ресторанной компании Wowprime Стив Дэй и основатель нефтехимического холдинга Chimei Ши Вэнь Лон).

За все годы Чао Вэнь Чэн пожертвовал в разные благотворительные организации 135 тысяч долларов. Как ему это удалось? «Конечно, рытье в мусоре не приносит много денег, но я бережно храню каждый пенни. Понемножку набирается приличная сумма».

задержка дыхания

Оригинал взят у pch_maya в задержка дыхания
прошу о перепосте.

пока сытые весельчаки смеются в эфире на всю страну над тяжелобольными людьми и сообщают между прочим о том, что эти больные все от государства получают, и это считается юмором, тяжелобольные люди продолжают нуждаться в жизненно-важных лекарствах, а государство в ответ на бесчисленные просьбы, так и продолжает показывать им спину. в лучшем случае больные получают дешевые подделки вполне легитимно, а в худшем и наиболее распространенном - не получают из этих дорогостоящих антибиотиков ничего.

наш Денис Анциферов (муковисцидоз, терминальная стадия, показания к трансплантации легких, живет в Одинцово, М.о., 23 года, женат) - не является счастливым исключением.



а познакомилась я с Денисом в РДКБ, когда было ему всего 12 лет. Денис в отделении дарил девочкам цветы. они с мамой и старшей сестрой переехали в Подмосковье из Симферополя, и у Дениса уже не было доли легкого, его там, ничтоже сумняшеся, "убрали" от греха подальше. Денис на арт-терапии настойчиво рисовал по бокам листа две скалы, старательно раскрашивая их маркой черной керамической пастелью, как два черных легких, а между скал зажаты море и закат, как это любят рисовать все дети, только без скал по бокам. он таких картинок сделал тогда несколько, этот сюжет его захватывал. такие большие выразительные глаза, как на фото, у него были всегда, потому и девочкам он всегда нравился.

ну, это лирика, так сказать, по законам жанра, но непридуманная. мы не можем рассчитывать на помощь, если за просьбой не видно человека, и если мы этого человека не знаем.

Денис проходит по программе фонда "Второе дыхание", программа полностью отдана тем, кто ожидает пересадки органов, или ее уже получил, но продолжает нуждаться в дополнительной материальной поддержке. тем временем, тендеры по госзакупкам жизненно-важных лекарств продолжают выигрывать компании, славящиеся своим новаторством в отношении лекарственных подделок, причем заявленные по цене оригиналов. лес, т.е., бабло, рубят, а щепки, т.е. больные - летят.

пока Денису нужно немного - 39 000 рублей на внутривенный Таваник. также, на сумму 25-26 т.р. ему нужно ежемесячно покупать энтеральное питание для набирания массы тела, потому что наши ребята, подоспевшие к трансплантации, экстремально худы, а это вовсе плохо для хирургии.когда Денис наберет еще хотя бы 3,5 кг, его поставят в лист ожидания пересадки легких. "сейчас у меня обострение, аппетита нет совсем, жена сидит терпеливо надо мной и впихивает в меня эту еду через силу".

Денису потребуется помощь и дальше, таких ребят мы с сайта не снимаем подолгу.
просим вас о помощи для Дениса и для других ребят, проходящих по нашей программе "Второе дыхание".

Дополнительные реквизиты для оказания помощи - http://pch-maya.livejournal.com/55062.html
Медицинские документы: http://images.vpds.ru/images/201210/bb0ae2591.jpg http://images.vpds.ru/images/201210/6b095390a.jpg
1.Большой чин, родство, медицинское образование больного - три самых тяжелых сопутствующих заболевания.
2.Не верь хирургу, будто в организме больного нет никаких органов, кроме того, на котором он собрался оперировать.
3.Если больной не кричит, то это не значит, что ему не больно.
4.Интубни раз, интубни два, интубни ещё, если не получается - зови старшего товарища, если нет старшего товарища - зови маму.
5.Не делай много глупостей. Ты - не профессор и глупости твои наказуемы.
6.Всегда помни: наркоз даешь ты, а не дядя. Если дело дойдет до суда, то дядя будет только свидетелем.
7.Никогда не отчаивайся. Все имеет свой конец, даже нейрохирургическая операция.
8.Не резвись, окончив наркоз. Тебе еще предстоит проводить больного и, может быть, в последний путь.
9.Курсантов в операционной заставляй работать. Они приехали отдыхать от семьи, а не от работы.
10.Прежде чем уверять жену, что дышал "рот в рот", сотри губную помаду с других мест.
11.Не жалей сил для обучения сестер. Чем больше они знают, тем больше ты умеешь.
12.Самая жуткая вещь на свете - бронхоскопия в руках отоларингологов.
13.Если даже какая-нибудь баня издает сборник, шли туда свою статью. Чем больше у тебя работ, тем ты умнее.
14.Тампонада - не единственный способ заткнуть глотку.
15.Наркоз во многом не наука, а искусство. И, как всякое искусство, понятен и интересен только познавшему его тонкости.
16.Главная вредность нашей работы не во вдыхании наркотических веществ, а в нервотрепке с хирургом.
17.Вредно все - даже яблочный джем, положенный не в то горло.
18.Жить вредно - от этого умирают.
19.Чтобы быть хорошим анестезиологом, мало знать анестезиологию: нужно еще иметь характер.
20.Подвздошная область - это такая яма, в которую проваливаются все.
Оригинал взят у pch_maya в СБОР ПОЖЕРТВОВАНИЙ ДЛЯ МИРОСЛАВА ТЕТЮЦКОГО ЗАКРЫТ.
Уважаемые жертвователи, врачи РДКБ и НЦЗД, осуществлявшие ранее медицинское ведение пациента Мирослава Тетюцкого со времени постановки диагноза и в течение всей его жизни, волонтеры, представители СМИ, прошу считать это обращение официальным, от имени наших двух благотворительных фондов - фонда "Тепло сердец" и фонда "Помоги ребенку.ру".

На данный момент мы замораживаем сбор средств для Мирослава в связи с новыми открывшимися обстоятельствами, изложенными ниже.

К НАШИМ ЖЕРТВОВАЛЯМ: мы приносим вам извинения за изменившиеся по независящим от нас, надеюсь, объективным обстоятельствам, планы по сбору средств для лечения Мирослава. С ним в данный момент все в порядке, но операция будет проведена бесплатно. По опыту: это не отменяет будущих расходов на его предстоящее лечение помимо финансируемого государством протокола, как это происходит, например, с нашим благополучателем, стоящим в очереди на трансплантацию в России, Антоном Шкребуном.

ПОЭТОМУ, ЕСЛИ ВЫ СОЧТЕТЕ ПРАВИЛЬНЫМ ОТОЗВАТЬ ПОЖЕРТВОВАННЫЕ ДЛЯ МИРОСЛАВА СРЕДСТВА, мы безоговорочно и с благодарностью вернем все до копейки, но также, по вашему желанию и согласию, мы с благодарностью переадресуем их на другие лечебные нужды Мирослава, ИЛИ на лечение других детей с тем же диагнозом, не менее нуждающихся в помощи. Информацию о новых потребностях и отчеты о потраченных средствах для удобства мы будем транслировать на тех ресурсах, где была размещена информация о сборе средств для Мирослава. Уважаемые жертвователи, просим сообщать о вашем решении здесь или в привате, по указанному ниже контакту. Туда же можно направлять все обоснованные претензии по данному вопросу.

Читать дальше...Свернуть )

До чего же мы докатились?!
Оригинал взят у savcho в Об экстренных службах. С эмоциями и матом.

Ну чтож, дорогие товарищи, сейчас я буду ругаться матом. Сильно. Казалось бы, вроде бы приличный человек, доктор… Но повод есть. Достало. Но обо всем по порядку…

Пришел я сейчас на сутки. Принимаю смену. Расписываюсь в журнале учетных препаратов под аккомпанемент телевизора. По телеку показывают саммит АТЭС и дорогой товарищ Путин, который Владимир Владимирович, уверенно так пиздит о том, что будет улучшаться отечественное здравоохранение. Жить станет лучше, жить станет веселее… И захотелось взять дорогого товарища с собой на сутки, показать, живущему на другой планете россиянину нашу реальность.


[Дальше будет матерщина. Благородным девицам не читать]

Все, начинаю материться. Прорвало…

Для начала расскажу про учетные препараты. Имеются в виду сильнодействующие вещества, препараты для наркоза, обезболивающие центрального типа…  Препаратов у нас нет. Смотрю в оранжевую коробочку, в которой сиротливо лежат три ампулы феназепама. Да –да, дорогие россияне, служба Медицины Катастроф работает без наркотиков!!! Ебнется, понимаешь, очередной самолет и обезболивать пострадавших будем анальгином или кеторолом. Или «рауш наркозом» - кулаком в лоб, под крепкие выражения.

Есть в нашем государстве Россиянии такая ебнутая на всю голову организация, как Госнаркоконтроль. Федеральная Служба по контролю за наркотиками, то бишь. Выдвигает она различные требования к хранению учетных препаратов. Помещение должно быть с сейфом, железной дверью, решетками в стенах и на окнах, кнопкой тревожной сигнализации… Как в банковском хранилище, короче. Где ж его взять-то? Центр Медицины Катастроф – организация государственная, только государству на все похуй. Центр наш базируется в 13 корпусе МОНИКИ, в помещении судебного морга. Оттяпали у морга крыло и поселили на «птичьих правах». Помещение, естественно, требованиям не соответствует. Наркотиков нет.

Бригады ТЦМК базируются в разных районах Московской области. В случайных помещениях. Наша домодедовская бригада базируется в офисном здании, принадлежащем частному лицу. Изначально мы базировались в здании амбулатории поселка Востряково. Была маленькая комнатка на втором этаже. Потом в поликлинике стали расширять лабораторию и рентген-кабинет и выпиздили Медицину Катастроф на улицу. Съебывайте куда хотите, ваши проблемы. Приютил нас в соседнем здании, своей частной собственности, местный бизнесмен. Три года мы у него сидели бесплатно, потом Центр подписал с ним договор.  Хотели домодедовские власти выделить нам помещение в здании амбулатории поселка Санатория Подмосковье. Отремонтировали помещение. Пришел местный ДЭЗ и сказал «такая корова нужна самому», идите на хуй, короче. И заселился туда сам. И базируемся мы до сих пор на территории частного лица, спасибище ему огромное! По сравнению с другими бригадами в царских условиях. Но никакой Госнаркоконтроль разрешение на хранение учетных препаратов нам не даст.

У других бригад положение еще хуже. Подольская бригада базируется в приемном отделении местной больницы. На входе в приемное отделение есть маленькая комната, полтора на два метра, где обычно сидят охранники.  В Подольской больнице №2 там живет бригада Медицины Катастроф. Спят на двухъярусных нарах, оборудование валяется на полу. В Сергиевом Посаде бригада даже комнаты не имеет. Просто сидят на чемоданах сутки в коридоре приемного отделения. Единственная бригада, которая живет лучше нас – в Чехове. Пару лет назад они спасли местного крутого «авторитета», была успешная реанимация – он на радостях, что жив остался, подарил им помещение и хорошую машину с оборудованием. За такое дело – грех не подарить, если возможность есть. Заслужили! Государству же – похуй! Наркотиков и у них нет, естественно.

Как же мы выходили из положения? Есть такие препараты, анальгетики центрального действия, как трамал, налбуфин, буторфанол. До недавнего времени у нас был налбуфин. Препарат спорный, но обезболивающее действие сравнимо с морфином. Правда конкурирует с нормальными наркотиками за опиатные рецепторы в головном мозге, действует шесть часов. Нормальные наркотики после него не действуют. Анестезиологу в стационаре очень «весело» потом в операционной с таким больным, с политравмой после ДТП!

Был у нас налбуфин. Был. Эти мудаки чиновники и пидорасы из Госнаркоконтроля внесли его в учетный список! Трамал с буторфанолом давно уже в списке. Требования такие же, как к хранению морфина.  Закон принят 26 апреля 2012 года, вступил в действие 7 августа 2012 года. Налбуфин изъяли. Больше обезболивающих центрального типа у нас нет!!!!! Никаких!!!!! Вообще!!!!!. Блядь!

Из учетных препаратов остались феназепам (на сутки три ампулы) и диприван (он же рекофол или пропофол, тоже три ампулы). Все! Феназепам – слабый бензодиазепиновый транквилизатор, слабее Реланиума. Рекофол – препарат для внутривенного наркоза, угнетает сознание, умеренно подавляет рефлексы гортани. Обезболивающего действия не имеет вообще!!! Время действия от пяти до семи минут!!! Потом больной просыпается. Три ампулы – только на интубацию взрослого пострадавшего. Даже до больницы его не довезешь! Других препаратов нет! Вообще! Никаких! Блядь!

Причем эти долбоебы из ФСКН не понимают, что медицинские наркотики наркоманам на хуй не нужны!!! Персонажу, сидящему на героине или метадоне можно подарить целый ящик фентанила, например. Он ему на хуй не нужен. Ни кайфа не даст, ни ломку не снимет. Только передоз вызовет и будет угнетать дыхательный центр в продолговатом мозге. Да эти уроды наркоши нас не ебут, пусть хоть обширяются. Нам больных лечить нечем! В цивилизованных странах, Израиле, например – у бригады «Скорой» пятьдесят ампул морфина в машине! Просто лежат на полке и никак особенно не списываются! Потому, что они знают как работать и, к сожалению, имеют большой и печальный опыт работы на ЧС и терактах.  В России, в Москве – у Скорой в укладке - две ампулы морфина, одна ампула промедола, две ампулы фентанила (доза на интубацию больному с массой тела меньше сорока килограмм). Одну ампулу омнопона убрали. У спецбригад еще одна ампула кетамина и одна ампула ГОМКа (доза на массу тела трехлетнего ребенка). В Московской области у бригад в укладке – одна (!!!) ампула промедола. Даже на осложненные инфаркты!!!!! Что скажет до хуя умный доктор Овосапян (главный кардиолог) Московской Скорой??? У нас же на массовую политравму – ДТП, падения самолетов, железнодорожные аварии вообще нет ни хуя!!!!! Бля-я-я-я-я-я-я-дь!!!

Страна жопоголовия! Наноосвенцим! Каменный век! Блядь!!!

И не Москва у нас. Сельская местность. Деревня, блядь. Силы и средства ограничены. В Москве на сутки заступают восемьсот бригад Скорой. Много поисковых спасотрядов и пожарных. Случись чего – разберутся. Мы же базируемся в домодедовском районе. Зона ответственности от МКАДа до Серебряных Прудов (почти до Тулы). На всю эту территорию мы единственная (!!!) реанимационная бригада!!!!! Без обезболивающих лекарств!!! Других бригад нет. В домодедовском районе все мои силы и средства – БЭМП-10, шесть бригад Скорой (пять фельдшерских, работают по-одному), три пожарных части, одна пожарно-спасательная часть (одна АСМ, аварийно-спасательная машина с экипажем спасателей), местная больница и медпункт аэропорта. Все. Сойдутся завтра «в лоб» пара автобусов на трассе или самолет на город наебнется… И ебитесь как хотите. Москва, конечно, на помощь прибудет. Но на это еще и время потребуется. Как на это смотрит губернатор, товарищ Шойгу? В недавнем прошлом, министр МЧС, блядь.

И вот, мечтаю я, взял бы я с собой Владимира Владимировича на вызов. Приехали. ДТП. Лежит в кювете автобус, вот-вот загорится. Внутри блокированы человек сорок пострадавших. Спасатели работают (силами одной АСМки). Пострадавшие орут, кости торчат, кровища течет. Излекайте их из автобуса, Владимир Владимирович, без обезболивания сами. Сергея Кужугетовича с собой позовите. А я не доктор Менгеле. В концлагере не работал. Анестезиолог-реаниматолог, блядь. Отойду в сторонку к кювету, проблююсь и горько заплачу…

А когда извлечете – вы меня позовите. Будем лечить больных. Интубировать «на живую», без анестезии и наркотиков. И везти их потом под «крикаином», как дрова. Заебись, поработаем!!! А если среди пострадавших дети? Детская интубация без фентанила – не отключили ему рефлексы с гортани – выдаст ларингоспазм. И пизда ему пришла. Сдохнет на хуй. Извините за грубость. Купировать ларингоспазм можно либо введением листенона. Больному в сознании. От такого даже доктор Менгеле в могиле охуевает… Либо выполнить коникотомию. На живую, без анестезии. Вот Вы то, Владимир Владимирович, ее и выполните. И объясняться с родителями потом будете. Если Вас на месте не прибьют. Правда, Вам не страшно – ФСО не даст.

Правда есть одно большое НО… До вызова мы с Вами не доедем. Почему? Горючего нет. Талонов нет. Денег нет. Ни хуя нет! И до нового 2013 года не будет!!! Скажи мне, блядь, аксакал кремлевский, почему в нефтедобывающей стране, государственная экстренная оперативная служба сидит без солярки? Пиздишь ты счас, родной, по телевизору что-то про энергоносители. Продажу их за рубеж. А где горючее у спасателей? Все попиздили и «распилили», блядь??? Суки, короче… Наша бригада, правда, катается, другие бригады сидят на базах. Тот самый бизнесмен, нас приютивший, дал немного наличных денег на горючее. Вот ночью сегодня, 8 сентября, выезжали на трассу «Дон» на ДТП с шестью пострадавшими, один труп. Счас к 15.00 поедем дежурить на медобеспечение массового мероприятия – премьер-лига КВН в городе Ступино. За дежурство обещали дать три тысячи. Бригаде на горючее. На обратном пути заправимся, до утра доработаем. Как же заебало побираться на государственной службе. Если бы ты только знал, родной.

Побираться действительно заебало. Два года не могли починить нашу машину. У нас Фиат Дукато. В августе 2010 года был разбит в ДТП. Не могли починить –не было денег. На ремонт нужно было двести тысяч, за два года еле набрали. Работали на списанной «Газели». Починили в мае 2012-го. В январе 2012-го окончательно сдох аппарат ИВЛ. Реанимационная бригада работала полгода без ИВЛ. Везли больных на ручной вентиляции «амбушкой». В мае наш директор договорился с опытным производством в МАИ и нам дали аппарат Вега – 2АВ с кислородным концентратором. Бесплатно, якобы «на испытания». На аппаратуру «денег нет». Вертолет наш не летает, по той же причине…  Форма рваная, новой нет. Кресла разваливаются – спим на списанных, взятых у местной Скорой. На фото, правда, все выглядит пристойно. Приводим в порядок, чиним и латаем, своими силами… Родной, ты там в Кремле, икоркой не подавишься? Блевать от пережора не тянет? Обращайся, если что. Не стесняйся. Полечим и спасем.

Радиосвязи нет. Была рация Yaesu, выпуска 80-х годов, списанная на местной Скорой. Сгорела на хуй. Сейчас моторола, списанная в одной московской пожарной части. Перепрограммирована умельцами на Царицынском рынке. Пользуемся. По штату положены четыре переносных рации. Давно накрылись, одну исправную забрали на центр. Счас купили два любительских кенвуда, за свои деньги. Один уже сгорел…

Выделенной радиочастоты нет. Знаешь ли ты, дорогой Владимир Владимирович, что в славной стране Россиянии радиочастоты выделяются только на платной основе, даже для государственных экстренных служб? Нужна радиочастота – плати сто двенадцать тысяч рублей в год. У таксистов, блядь, выделенные радиочастоты есть, а у медицины катастроф нет!!! Охуенно, блядь! Сидим на частоте Скорой. Незаконно, а хули делать? Два года назад пытались ввести рации на стандарте «Тетра». Приехали дяденьки из коммерческой фирмы, раздали рации. Провели совместные радиоучения с пожарными и полицией. Ловят только в центре города Домодедово. Для работы нужна сеть вышек, аналогичных сотовым. На это денег нет. Чиновники спиздили, блядь. И вышек нет. И рации фирмачи забрали обратно. Не по карману государственным экстренным службам такая роскошь. Зато в СМИ была напечатана помпезная статья «Связь спасает жизни», о том, как у нас в Россиянии все неебически круто и охуенно. http://www.3dnews.ru/editorial/Svyaz-spasaet-zhizni - ссылка на ту "суперсказочную" статью. В действительности, этого и близко нет.

В пятницу заходил в местную пожарную часть. Тоже нищета и разруха. Сломалась Ацешка на базе двухосного «Урала». Тормоза накрылись. На ремонт денег нет. Прислали резервную машину на базе «ЗиЛ-131», 70-х годов выпуска. В раскраске, но без маяков и сирены. С бочкой на полторы тонны – съездить на пожар «пописать», без отсеков под ПТВ. Пожарных в карауле три человека, вместе с водителем. Боевки рваные, каски битые, без пелерин. Рукава рваные, ПТВ рассыпается, чинят как могут своими силами, за свой счет. При зарплате пожарного в Мособлпожспасе восемь тысяч рублей в месяц. С надбавками за стаж на руки – от десяти до двенадцати. За восемь суточных караулов с пожарами каждую смену. Раций нет (есть, но не работают). Здание части ветхое, крыша течет… Че там наш бывший охуенный министр МЧС думает? Как денег за новые территории с Москвы стрясти и с братвой «попилить»?  А вы, граждане, горите на хуй. Синим, блядь, пламенем.

А у вас, блядь, саммиты АТЭС, олимпиады, ЧМ по футболу и прочая хуйня… Заебало, блядь!!!!!

P.S. Это так, небольшой выброс эмоций. В комментариях, по возможности, просьба не материться.

И немного иллюстраций:

Журнал учетных препаратов и одна из раций Кенвуд

Записи в журнале...

Укладка учетных препаратов... Раньше было еще семь ампул налбуфина.

Для этого больного. Ему "повезло" - политравма после ДТП в том числе - открытая ЧМТ. Изначально кома 3 ст. Интубирован без медикаментозной поддержки и обезболивания. Позже скончался в больнице...

На базе. В комнате абсолютно ничего государственного. Кроме грамот. Ноутбук старый, принесен из дома. Принтер подарил Лешка - гендиректор фирмы "Акма". Доступ в интернет - в одном здании с нами банк. Дали пароль от их вай-фай роутера. С него и пишу. Кресла - списанные с местной Скорой.

Коробку передач чинили сами. Запчасти за свой счет, заказывали через интернет. Обошлось в 12 тыс. рублей. Гараж принадлежит бригаде Скорой в поселке Востряково. Нас туда пускают если очень надо.

Грамоты...


Небольшое добавление. Ответил народу на форуме ЯПлакалъ, решил добавить сюда.

Зачем все это написано?

Написано только с одной целью - рассказать о существующих проблемах.

Мы не готовы к работе на ЧС. Это главное.
Тут есть только два выхода:
1. Молча ждать, пока случится ЧС масштаба "Хромой Лошади" или Крымска. Потом вся страна будет плакать и кричать: "Где была Медицина Катастроф?"
2. Попытаться привлечь внимание к проблемам, решить их и быть готовыми к работе на ЧС.

Мне ближе второй вариант. Лучше предупредить, чем потом плакать.

Если вы пройдете в мой ЖЖ по оригинальной ссылке, там в комментариях есть много разной информации. Все их сюда не перетащишь.

Решить проблему с обеспечением препаратами можно было бы следующим образом - каждое утро ездить получать укладку на местную Станцию Скорой или в отделение реанимации ближайшей больницы. Там же и пополняться. Лучше в отделение реанимации - все равно к ним же и привозим. И возможность пополнения была бы круглосуточной.

Что мешает? Дурацкие порядки. Надо заключать договор ответственного хранения НЛС, с разными медучреждениями. Это будет стоить триста тысяч за каждую бригаду в месяц. Бригад четырнадцать. Нереально. Других реальных вариантов нет. Вряд ли нам выделят помещения в соответствии с требованиями ФСКН.

Путин, например, мог бы дать команду, чтобы нам обеспечили хранение и пополнение наркотиков бесплатно, бесплатно бы выделили радиочастоту и многое другое. Много не надо. Надо только дать команду. Нашли бы возможность обеспечить соляркой.

По многолетнему опыту работы знаю - когда властям надо, все моментально организуется и найдется.

Приезжать без наркотиков на такой вызов - это преступление:







Новостное

Прочитал на сайте новость, и не смог сдержать эмоций.
Пишут: "В Воронеже ежемесячное детское пособие выросло до 220 рублей. Впервые за пять лет размер выплаты увеличился на 59 рублей"
За последние пять лет размер выплаты вырос почти на 37%. Однако прибавка весьма скромная - 59 рублей. Так что теперь мамы будут ежемесячно получать не 161, а 220 рублей.

Стыд и позор, вот сами "законотворцы" пробовали содержать своих детей на такую смехотворную сумму в месяц?

Что же делается?

Российские пользователи могут полностью лишиться доступа к YouTube. Все просто здорово и замечательно.
Запретить полностью весь YouTube на территории РФ из-за фильма про мусульман...
А как насчет Вконтакте с тоннами порнухи? Все ок?
Оригинал взят у pch_maya в Помогите сохранить парню жизнь!!!
наш волонтер пишет, Света Ахмедзянова.

Оригинал взят у luchik_sveta1 в Помогите сохранить парню жизнь!!!
Дорогие друзья, коллеги, знакомые и просто - небезразличные к чужой беде люди!

Впервые я вынуждена обратиться к вам с ЛИЧНОЙ просьбой о помощи, ибо на этот раз речь идет об очень дорогом и близком мне человеке и его жизни.

Если вы еще не знакомы - позвольте пердставить: Мирослав Тетюцкий, мой Друг.

w_6fc057f3

С рождения Мирон болеет муковисцидозом (генетический сбой, при котором легкие больного постепенно забиваются слизью и человек умирает от удушья).
Сейчас Мирону 15. В Европе 15 лет - это далеко не тот возраст, когда ребенку с муковисцидозом отмеряют всего несколько лет жизни. У нас же врачи оказались бессильны ему помочь. Состояние Мирослава ухудшается с каждым днем. Объем легких уменьшился вполовину, антибиотики перестали действовать, инфекция в легких сильно прогрессирует.
Единственный шанс на спасение, чтобы дотянуть до 18 лет, когда будет возможна пересадка легких - ему нужно срочно пройти курс сильнейшей антибактериальной терапии в Германии. Это лечение многих наших детей спасало. Увы, в России аналога пока нет. У нас хоронят тех, кого немцы вытаскивают. Стоимость лечения - 40 000 евро.

К сожалению, время работает против нас. Счет идет на считанные недели, даже дни! Собрать такую сумму в кротчайшие сроки самим, силами волонтеров - нам не под силу.
Поэтому я обращаюсь ко всем вам! Страшно представить наш мир без смеха этого парня!  Он как никто любит жизнь и знает ей цену! Друзья, прошу вас - помогите Мирону выжить!!!

реквизиты для оказания помощи, всеми возможными способами:

Для тех, кто в Москве: можно встретиться в удобном для вас месте и в удобное время с нашими волонтерами и передать деньги лично!

СПАСИБО ВСЕМ ДОБРЫМ СЕРДЦАМ ЗА ПОМОЩЬ!!!

Фотки

Итак, несколько веселых картинок ))
СсылкаСвернуть )

И снова Паша Митичкин

Оригинал взят у pch_maya в И снова Паша Митичкин.
О Паше я писала не раз... и не два... Да и сложно наверное найти человека на просторах интернета, который не слышал про Пашку. А вот этот банер - новенький...

banner

Не все обратят внимание, но на фото здесь на Паше нет кислородных канюль - трубок, через которые ему раньше подавался кислород. Раньше, потому что было это до операции по пересадки легких. А потом была операция, которую Паша буквально выгряз для себя. И которая стала возможной благодаря огромным усилиям тысяч людей, собиравших деньги на оплату лечения Пашки. И вот... операция позади, Паша дышит, но продолжает бороться с бесконечными осложнениями. Борьба эта стоит денег. Немалых. А со счетами/страховками и т. д. вышло недорозумение и в итоге семья оказалась во Франции вообще без копейки. И сейчас, пока решатся проблемы со страховкой, нужно за что-то жить. И за лечение, вероятно, придется платить (дай Бог, чтоб частично). В общем - СНОВА В БОЙ! Поддержите Пашку в этом бою, а?


На всякий случай, разместил изображение баннера и на нашем хостинге.
http://images.vpds.ru/images/20128/7fb137c17.gif

Метки:

Пробелы в InDesign

Внося правки в верстку нового номера журнала, никак не мог вспомнить комбинацию клавиш для вставки неразрывного пробела... Вроде как помнишь и часто используешь, а тут на тебе... забыл и все... Дабы не случались подобные казусы, запишу здась небольшой мануальчик))

Если в докомпьютерную эпоху набор текста и подготовка оригинал-макета были отдельной профессией, то ныне любой человек, установивший верстальную программу (или даже Word) способен готовить документы к печати.

В компьютерную эпоху пробелы, как самая несодержательная часть текста, часто обходят должным вниманием при подготовке изданий. Зачастую в документе присутствуют всего два вида пробелов: обыкновенный и неразрывный (в Word'е фиксированной ширины, в InDesign'е — нет). Между тем, пробелов существует около двух десятков, и некоторые из них очень пригождаются в русской типографике.

Обычный растяжимый пробел, который ставится почти везде, работает аналогично механизму линотипа: при выключке по формату полосы (в компьютерных терминах выравнивание по ширине) пробелы, выполненные в виде клинышков, опускались между словами до тех пор, пока строка не занимала всю отведённую ширину. Выделяем пробел между словами и нажимаем alt+ctrl+x

Неразрывный пробел ничем не отличается по ширине и растяжению от обычного пробела, но не может быть заменён переводом строки. Неразрывные пробелы необходимо ставить после почти всех однобуквенных слов (а, в, и, к, о, с, у, я) и до «б» и «ж», иногда после двухбуквенных слов в начале предложения, между числом и единицами измерений (100 грамм, 5 м), между частями названия (InDesign 5.5).

Этот список может поначалу казаться неполным, потому что в остальных случаях, где мы привыкли ставить неразрывный пробел, ставятся пробельные символы другой величины.

Итак, какие же ещё пробелы нам предлагает InDesign? (в скобках русские названия, которые я знаю)
  • Em Space (круглая) — пробел шириной в кегль. Почти нигде не нужен.
  • En Space (полукруглая) — пробел шириной в половину кегля.
  • Nonbreaking Space (Fixed Width) — неразрывный пробел фиксированной величины. Величина задаётся в настройках
  • Third Space (третья) — пробел шириной в треть круглой
  • Quarter Space (четвёртая) — пробел шириной в четверть круглой
  • Sixth Space (шестая) — пробел шириной в одну шестую круглой
  • Flush Space — пробел изменяемой ширины, добавляется в конце полностью (с последней строкой) выровненного абзаца
  • Hair Space — одна двадцать четвёртая круглой
  • Thin Space (тонкая) — одна восьмая круглой. В английской типографике добавляется вокруг тире
  • Figure Space — пробел шириной с цифру
  • Punctuation Space — пробел шириной с знак пунктуации (. : !)
Некоторые из них имеют исключительно историческую ценность, а другие очень и очень улучшают вид издания.

Шестая ставится вокруг тире и значительно улучшает вид текста: пробелы вокруг тире не растягиваются ни при каких условиях.
Тонкую можно ставить в математических формулах вокруг знаков +, − и прочих, а также после знака номера или параграфа. Также ею отделяются группы цифр (если их больше четырёх).
Четвёртой я отбиваю инициалы друг от друга и от фамилии, а также номера иллюстраций/схем (ил. 3). Также четвёртую можно употреблять в сокращениях вроде «и т. д.» «и т. п.».
Третья, практически неотличимая от обыкновенного пробела, находит применение в списках литературы вокруг одинарной и двойной косых черт, отделяющих составителей и названия сборников.
Полукруглую я ставлю в некоторых специальных случаях, например в таком: Ил. 3. В. И. Пупкин — между «3.» и «В.».

***
Напоследок хочу вручить несколько (не всегда идеально работающих) индизайновских регулярных выражений, помогающих мне с автоматической расстановкой пробелов.

Расставляет неразрывные пробелы после однобуквенных слов кроме б и ж:
Find what: \b([ИЯОВКУСАияовкуса])\b
Change to: $1~S


Расставляет неразрывные пробелы до б и ж:
Find what: \b([ЖбжБ])\b
Change to: $1~S


Заменяет пробелы вокруг тире:
Find what: [~m~>~f~|~S~s~<~/~.~3~4~%]~_[~m~>~f~|~S~s~<~/~.~3~4~%]
Change to: ~%~_~%


Заменяет пробелы в инициалах (до фамилии):
Find what: ([А-ЯA-Z]\.)\s([А-ЯA-Z]\.)\s
Change to: $1~4$2~4


Заменяет пробелы после номера/параграфа, (после которого идёт цифра)
Find what: (№|~6)\s?(?>\d)
Change to: $1~<


P.S.: Здесь побольше о истории, но поменьше о применении в бумаге.

Оригинал этой статьи доступен по адресу http://habrahabr.ru/post/136348/
Преамбула
Несколько месяцев назад группа врачей из разных городов России решила описать ситуацию, в которой находится наша медицина, и обозначить самые острые ее проблемы. В качестве таковых врачи прежде всего называют отсутствие профессиональной автономии, превращение медицины из творческой профессии в сферу услуг. В результате обсуждения было решено принять Декларацию — она представлена последними пятью параграфами в нижеследующем документе. Вводная часть — «О нашем положении» — не претендует на полноту, она лишь содержит перечень наблюдений, позволяющих заключить, что медицинская профессия переживает в России глубокий кризис. Есть надежда, что принятие настоящей Декларации послужит консолидации тех врачей, которые настроены на профессиональное и ответственное служение людям.

О нашем положении
Мы с тревогой наблюдаем за тем, что творится в нашей профессии: медицина переходит из числа интеллектуальных занятий в сферу обслуживания, врачи становятся все зависимее от чиновников, усугубляется наше отставание от развитых стран. Главной бедой медицины считается нехватка денег. Не оспаривая необходимости многократного увеличения финансирования, мы считаем, что основная проблема — в другом.

1. Отсутствие профессиональной автономии врача
Врач — творческая профессия, он может принимать профессиональные решения только самостоятельно или совместно с коллегами. На деле эти решения часто принимаются под давлением администрации лечебного учреждения или плательщика в лице государственных чиновников или экспертов страховых компаний. Одним из инструментов такого давления стали получившие административную силу стандарты лечения. Мировое медицинское сообщество вырабатывает стандарты лечения — принципы, в соответствии с которыми лечат в лучших клиниках мира. Эти стандарты издаются в виде формальных документов, но не подавляют свободу действий врача, а лишь служат ему ориентиром. Стандарты Министерства здравоохранения, напротив, административно ограничивают свободу врача, а содержательно крайне далеки от стандартов мировой медицины. В частности, они заставляют врачей лечить больных подолгу и не самыми эффективными средствами. Проверкой соблюдения стандартов занимаются ушедшие из практической медицины эксперты страховых компаний, которые исходят из презумпции недобросовестности врача. Во всяком враче проверяющие видят дилетанта, мошенника или распространителя наркотиков. Это, во-первых, нас унижает, а во-вторых, ведет к выхолащиванию медицины как творческой профессии. Плохие врачи продолжают работать плохо, поскольку экспертов интересует не суть дела, а правильно оформленные бумаги. Добросовестные, не желающие поступаться профессиональной этикой врачи ищут узкоспециальные области, куда эти эксперты пока что не добрались. В результате в наибольшем упадке оказались основополагающие специальности — терапия и общая хирургия.

2. Бюрократические препятствия
Недостатки медицинской помощи пытаются исправить новыми законами, тогда как вместо введения новых законов следовало бы отменить старые — те, что превращают медицинскую практику в искусство их обходить. Даже ту помощь, которую государство готово оплачивать, часто невозможно получить из-за формальных препятствий: неподходящего места жительства, возраста, просроченных справок и анализов. Вместе с тем, многие федеральные учреждения простаивают в конце года из-за отсутствия квот. На фармакологическом рынке исчезают недорогие, но нужные препараты. Зато рынок полон препаратами с недоказанной эффективностью, а множество шарлатанских методов одобрено Министерством. Происходят совершенно недопустимые вещи: больные раком умирают, крича от боли, поскольку врачи лишены возможности свободно выписать им наркотические анальгетики.

Планирование, призванное лишь прогнозировать ситуацию, начинает определять работу лечебных учреждений. Выполнение плана становится самостоятельной целью, ради которой производят массовые приписки, напрасные обследования и госпитализации. Административные преграды препятствуют прямым связям между лечебными учреждениями. В наше время, когда врач из любого уголка страны может напрямую связаться с нужным ему специалистом любой крупной клиники, узнать о последних достижениях медицины в момент их появления, вертикальная система подчинения лечебных учреждений и специалистов начинает мешать. Прямых связей между медицинскими учреждениями почти нет. Из-за этого сложная медицинская помощь никогда не бывает экстренной, а хорошие клиники сосредоточены в нескольких городах страны.

3. Хозяйственная несамостоятельность врачей и лечебных учреждений
Лечебные учреждения скованы множеством ограничений, они не могут самостоятельно решать, на что тратить средства. При этом оплата работы врача оказывается самой дешевой частью стоимости лечения. Хорошие и активно работающие врачи должны зарабатывать достаточно, чтобы поездка на международную конференцию, повышение квалификации, подписка на журналы были им по средствам. Для этого больной должен иметь настоящую, а не декларируемую возможность выбирать врача, а государство должно лишь помочь больному оплатить труд выбранного врача.

Лечебное учреждение должно иметь хозяйственную самостоятельность. Система госзакупок, призванная пресечь коррупцию, лишь делает ее более изощренной, при этом парализуя деятельность лечебных учреждений. Любая попытка проявить хозяйственную самостоятельность рассматривается контролирующими органами как преступная. В результате возникают ситуации, когда дорогостоящее оборудование простаивает из-за невозможности быстро приобрести к нему дешевые расходные материалы.

Оплата лечения зависит не от его фактической стоимости и не от результата, а от того, где и сколько времени оно продолжается. В итоге вместо того, чтобы лечиться амбулаторно, многие больные совершенно напрасно лежат в больницах.

4. Попытки реформировать здравоохранение
За последние годы предпринято немало масштабных попыток улучшить здравоохранение: национальные проекты, строительство высокотехнологичных центров, модернизация здравоохранения, всеобщая диспансеризация. В сравнении с затраченными средствами польза от этих мероприятий оказалась мала. Основные усилия лечебных учреждений были направлены на предоставление желаемой отчетности, а не на фактическую пользу. Дорогое оборудование нередко простаивает из-за отсутствия расходных материалов и специалистов, тяжелые больные во вновь открытые центры не попадают из-за транспортных проблем. Диспансеризация проводится формально и не в соответствии с международными представлениями о скрининге.

5. Состояние медицинского образования
Медицинское образование, институтское и последипломное, в сегодняшней России очень плохое. Оно нуждается в коренной реформе, которая принесет свои плоды не раньше, чем через десяток лет, но без которой российская медицина обречена. В медицинских институтах основной упор делается на заучивание сведений, устаревающих за несколько лет, а не на умение их критически осмысливать, получать новые знания. Выпускники медицинских институтов не владеют английским языком — международным языком медицины. Последипломное образование носит формальный характер и копирует все дефекты практической медицины. Реформу медицинского образования надо начинать немедленно.

6. Заключение
Основной порок российской медицины — несвобода ее главных действущих лиц, врачей. Без освобождения их от административного гнета улучшение отечественной медицины невозможно. Поэтому мы подписываем нижеследующую декларацию.

Декларация независимости российских врачей
1. Медицина сочетает в себе черты науки и искусства. Это творческая профессия, а не сфера обслуживания, поэтому работа врача требует свободы и не может быть описана приказами и инструкциями.
2. Во взаимоотношениях государства и общества мы выступаем на стороне общества, и не хотим обманывать его доверие. Задача государства — создать наиболее благоприятные условия для врача и больного, самостоятельно действующих личностей.
3. Необходима презумпция добросовестности врача — в лечебной и хозяйственной деятельности. Решая, как и на что тратить выделяемые средства, врачи должны исходить из интересов больного, а не плательщика.
4. Административное и финансовое давление на профессиональные и этические решения врача недопустимо. Работу его может оценивать только врачебное сообщество, а не плательщики. Страховые компании и государство не должны управлять лечебным процессом
5. Реформируя здравоохранение, государство должно отказаться от масштабных и непродуманных мероприятий, которые проводятся формально и лишь повышают нагрузку на врачей и лечебные учреждения. Приоритетом реформ должно стать медицинское образование, без него наша медицина обречена.

Фамилии подписавшихся и возможность поставить свою подпись - здесь.
Очередной маразм региональных властей... Интересно, что ни на одном новостном портале, нет информации о том, кто принял такое решение. Чем они руководствовались и как это обосновано? Неужели это началоо "реформы " здравоохранения в центрально-черноземном регионе. Чего нам ждать дальше?

Бригады «скорой помощи» теперь будут приезжать из районных центров. Это связано с тем, что изменился график работы скорой медпомощи. Местные бригады переведены на дневной режим работы, с 8 до 20 часов, ночные смены отменены. Такое нововведение, существенно осложняющее оказание неотложной помощи, уже вызвало весьма неоднозначный резонанс.

Например, в Петропавловском районе работают четыре поста «неотложки». На обслуживании каждого из них – несколько деревень. Иногда, чтобы доехать до больного или пострадавшего человека, медикам приходиться проезжать десятки километров, однако теперь эти дороги станут еще длиннее – стоит ли говорить, что в некоторых ситуациях время является наиважнейшим фактором. Согласно нововведению, сейчас на 10 тысяч человек приходиться только одна бригада «скорой помощи», а в ночные часы дежурство по всему району будут нести только две машины из районного центра.

Еще одна проблема связана с тем, что местные доктора отлично знают подотчетные территории и хорошо понимают, каким образом можно быстрее доехать до больного. Бригадам же, присланным из районных центров, понадобиться дополнительное время, чтобы сориентироваться в сельских улицах, совсем им не знакомых. Теперь ни одна скорая помощь не сможет приехать по вызову ранее,  чем через полчаса.

У этого нововведения уже появились активные противники – известно, что жители сел уже приступили к сбору подписей против такой инициативы, которая может стоить человеческих жизней. Вскоре в Москву будет направлена специальная делегация для решения этой проблемы.
Источник 36on.ru

Личная инфа

restons_amis
Редкие мысли моей головы

Календарь

Март 2013
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Служебное

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner